Книги
  • @
  • «»{}∼
Одна жирафья жизнь, или Женщина детородного возраста

Одна жирафья жизнь, или Женщина детородного возраста

2 отзыва
1256358
50 руб.
Добавить в корзину
Рекомендуем также
Описание
Это роман о хрупком мире человека, молодой москвички, образованной и немного эксцентричной, постоянно экспериментирующей и в чем-то наивной, которая постепенно теряет почву под ногами и начинает мучительно искать хоть какой-нибудь способ попасть обратно в реальность, зажить как все нормальные люди.
Людмила Улицкая:

`Существует такой основополагающий русский роман, как `Преступление и наказание`. Очень интересно рассматривать его как общий текст русской литературы. Есть `Преступление и наказание` с его проблемами мировыми, в русском аспекте построенными. Есть В. Маканин, который написал роман, имеющий очень интересные переклички с `Преступлением и наказанием`. И есть никому не известная еще молодая писательница Светлана Сачкова, написавшая роман, во второй половине которого я почувствовала, что она говорит опять мне о `Преступлении и наказании`. Она взяла этот же сюжетный поворот и чрезвычайно интересно его отработала.` (В программе `Культурная революция`.)

Вячеслав Курицын (`Современная литература с В. Курицыным`):

`Дебютный роман двадцатишестилетней девушки. Первые страницы увлекают: одна из героинь, женщина с непомерно большим носом, идет на курсы психоанализа. Ожидаешь книжки в международном формате, какого-нибудь голливудского крючка, приключения, начинающегося на кушетке фрейдиста. Следующие страницы раздражают и разочаровывают. На ровном месте начинается ворчание на современную культуру, достается дежурным А. Бренеру и О. Кулику, сконтоминированным в одну фигуру Гадкого Художника, быстро выясняется, что никакого приключения не будет, а будет роман `с психологией`, о тяжелой женской доле. Рассказчица притом - существо довольно мелочное и злобное: описывая людей, она старается развернуть их пороками к свету, ставя в строку всякое лыко вроде двухсот грамм колбасы. Да еще название ужасное - расшифровывающее такое, годное скорее для рецензии. Мне повезло не бросить чтение на этой колбасе, и я был вознагражден весьма недурным текстом. Злобность вся, оказывается, выплеснулась в первую четверть книжки (чтобы вернуться в финале, но уже не занудством, а сюжетным ходом), `психология` осталась и оказалась вполне увлекательной: за переживаниями москвички, не знающей, куда пристроить свободные часы и экономящей каждую секунду, сгорающей от стыда, когда кто-то заглядывает в метро в книжку через плечо (потому что видит, какие именно слова читаются в этом момент, а чтение - дело интимное), тоскующей о любимом, - следить за этими переживаниями интересно. Собственно события жизни даются почти между строк - скажем, рассказ о работе героини проституткой занимает сто букв, а потом вновь идет (интересная!) рефлексия о распорядке дня. Как заканчивается - выдавать не стану. Странный, талантливый автор, если любите Славникову и Улицкую, купите и Сачкову`.