Книги
  • @
  • «»{}∼
Калевала
Бестселлер

Калевала

2 отзыва
138550918
Добавить в корзину
Описание
В книге использованы изображения произведений:
- из фондов БУ "Музей изобразительных искусств Республики Карелия", БУ "Национальный музей Республики Карелия", Карельского регионального отделения ВТОО "Союз художников России", ГБУК "Государственное музейное объединение "Художественная культура Русского Севера"" (г. Архангельск), БУК Вологодской области "Вологодская областная картинная галерея", МБУ "Олонецкий национальный музей карелов-ливвиков имени Н.Г.Прилукина";
- из коллекции Муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования Петрозаводского городского округа  "Дворец творчества детей и юношества";
- из собрания Тамары Юфа;
- из частных собраний в России, Финляндии, США, Франции, Норвегии, Швеции, Австрии.


Каждый год двадцать восьмого февраля в Карелии и Финляндии отмечают День "Калевалы". Именно этим днём в 1835 году финский фольклорист Элиас Лённрот подписал своё предисловие к первому изданию "Калевалы". В 1849-м, после четырнадцати лет кропотливой работы, Э.Лённрот опубликовал расширенную и окончательную версию поэмы - так в мировую литературу вошёл карело-финский народный эпос. По содержательности и поэтическим достоинствам "Калевалу" ставят в один ряд со скандинавской "Эддой", немецкой "Песнью о Нибелунгах" и даже греческой "Илиадой".
Под влиянием "Калевалы" на романтической волне XIX века родились американская "Песнь о Гайавате" и эстонский эпос "Калевипоэг". Сами же карелы и финны чтут "Калевалу" как национальную святыню. Скромный сельский лекарь, сын деревенского портного, глубоко любивший и понимавший народную поэзию, Элиас Лённрот посвятил "Калевале" всю свою жизнь. Многочисленные поездки "по обе стороны государственной границы Финляндии и России" с целью собирания рун, тщательный анализ и отбор записанного, а затем соединение воедино отдельных частей и отрывков - на это ушли десятилетия.
Лённротом руководило романтическое стремление воссоздать из отдельных рун, которые он имел возможность записывать, древнюю эпопею типа "Илиады". Связующие стихи писал сам. При этом создавал их так искусно, в том же традиционном народно-эпическом стиле, что различить стихи Лённрота удалось только много лет спустя путём глубокого текстологического анализа "Калевалы" и её народных источников.
"И если действительно существовал Гомер, соединивший греческие былины в эпопеи, то Лённрот может быть уподоблен этому Гомеру..." - скажет человек, для которого "Калевала" также стала делом всей жизни, - доцент русской словесности Московского университета, переводчик Леонид Петрович Бельский. Именно он подарит "Калевалу" русскоязычному читателю.
Первое издание эпоса в его переводе выйдет в 1888 году, причём дважды: сначала в журнале "Пантеон литературы", а затем отдельной книгой. А год спустя Императорская академия наук присудит Л.Бельскому за перевод "Калевалы" Пушкинскую премию (премию весьма престижную: Академия ориентировалась на пушкинскую традицию в русской литературе, поэтому тексты претендентов отбирали тщательно). Переводчик будет избран членом-корреспондентом Финского литературного общества, действительным членом Общества любителей российской словесности.
"Все помянутые ошибки так редки... что они никоим образом не мешают наслаждению читателя, - укажет в академическом отчёте о пятом присуждении Пушкинских премий один из крупнейших финских фольклористов К.Крон. - И так как переводчик сумел схватить дух оригинала и ловко передал трудности эпического языка, даже… совладал с размером "Калевалы", я должен засвидетельствовать, что перевод весьма удачен и, по моему мнению, заслуживает награды… Я позволю себе выразить радость по поводу того, что благодаря такому отличному посреднику наша народная эпопея стала доступною русскому обществу". По получении премии Л.П.Бельский сразу же приступил к исправлению ошибок. На это ушло… четверть века. Новые материалы учёных и - что особенно важно - новые словари побудили переводчика пересмотреть свой "премиальный" перевод, сделать его ещё более точным и выразительным.
В 1915 году новый перевод вышел в серии "Памятники мировой литературы", что доказывало его образцовый уровень. Таким - образцовым - перевод Леонида Бельского воспринимается и сегодня. Именно "по Бельскому" знают "Калевалу" большинство почитателей эпоса в России, этот перевод издавался в 1933 году, в 1940-м, 1949-м, дважды - в 1956-м, дважды - в 1977-м, в 1978-м, 1979-м, 1985-м (не считая изданий избранных рун и изданий для детей). Последний раз "Калевала" в переводе Л.Бельского вышла в 1989 году, книга была приурочена к столетию его же, Л.Бельского, полного перевода эпоса на русский язык. В юбилейном издании содержался текст публикации 1915 года, то есть без правок редакторов-обработчиков, коих (и правок, и редакторов) у Л.Бельского оказалось немало.
В нашем издании текст воспроизводится именно по этой книге. По ней же воспроизведено начертание имён, принятое Л.Бельским. Однажды раскрыв "Калевалу", художник Тамара Юфа навсегда ушла в гениальный текст. "Калевала" в переводе Л.Бельского стала её второй Библией. Родившаяся на юге, на Дону, молодой учительницей рисования она приехала на север, в незнакомую Карелию. И осталась в Карелии. Стала символом Карелии - белых ночей, озёр, сосен… и "Калевалы". В начале 1960-х тогдашний председатель Союза художников Карелии Суло Юнтунен, увидев рисунки, принесённые Тамарой Юфа в местное книжное издательство, сказал:
"Вам надо делать "Калевалу"".
- "Неужели я смогу?"
- "А вы начните…"
Начала. Одним из первых сделала лист "Айно". Тонкая до прозрачности девушка остановилась на углу дома, печально сложила ладони у лица… Вдалеке пригорок с елями-подружками, на переднем плане камень в кружеве лишайника, выразительные паутинки трещин на срезах брёвен… У картины перламутровый цвет: белый, голубой, серый, тёмно-серый до чёрного… Айно опечалена, она не хочет выходить замуж за старца, пусть и самого мудрого: «Мне б гораздо лучше было, / Если б я не родилася, / Если б я не подрастала, / Не видала бы на свете / Дней печали и несчастья…» Картину взяли на выставку. Суло Юнтунен сказал: «Наконец-то у нас появился молодой талантливый художник!»
Её "Калевала" - история о женщинах. И основные женские персонажи (Айно, Кюлликки, Марьятта, невесты Похьолы), и второстепенные (сестра Лемминкейнена, сестра Куллерво, девы озера), и, конечно же, матери героев воплощают главную мысль художницы: миром движут любовь и страдание. Высшая степень проявления этих чувств заключена в материнской любви - мы безоговорочно признаём это, глядя на созданные Тамарой Юфа образы матерей "Калевалы". Вот, хрупко распластавшись вдоль тела сына, старческими руками впившись в его молодую сильную руку, мать что есть мочи пытается остановить убегающего на войну Лемминкейнена. Материнским сердцем чувствует, что не вернётся её кровиночка, погибнет. Художник это знает и окрашивает картину в цвет крови. Самая растерзанная часть человечества - матери, потерявшие своих детей. Для них даже имени не найдено. Женщина, похоронившая мужа, - вдова. Ребёнок, оставшийся без родителей, - сирота. И только матери, пережившие детей, безымянны… Шесть матерей в "Калевале", и четыре из них теряют детей: мать Айно, мать Лемминкейнена, мать Куллерво теряет разом дочь и сына, у хозяйки Похьолы гибнут обе дочери, увезённые в Калевалу. Но лишь матери Лемминкейнена удаётся вырвать сына у реки смерти. Наверное, потому, что она - единственная - отчаянно бросилась на его спасение (жена, к слову, не бросилась): "Точно волк, бежит болотом, / Как медведь, стремится лесом, / По воде плывёт змеёю… / Камни в сторону бросает / И стволы деревьев валит…" Всех, кого встречает: деревья, дороги, месяц, солнце, - вопрошает в мольбе: "Не видало ль ты сыночка, / Это яблочко златое, / Этот прутик серебристый?.."
Эпос пронизан печалью, а Тамара Юфа любит рисовать печальное, она видит в печальном красивое: "Среди болота берёзка неизвестно на чём стоит, тоненькая, хрупкая... Она никогда не вырастет… Печально. Но это так красиво…" - "Пусть сильней печали станут…" - подписывает она одну из картин строкой Л.Бельского.
Тамара Юфа услышала музыку древних рун. Её декоративный стиль чудес­ным образом лёг на эту музыку. В кружевной водоворот линий и орнаментов она поместила и людей, и природу, подчёркнуто соединив их в единое целое. Вспомним, как начинается "Калевала": дочь воздуха опускается в море, где, забеременев от ветра и воды, становится матерью воды. Она сотворяет мысы, заливы, берега, глубины и отмели в море. От матери воды рождается Вейнемейнен. Заканчивается эпос тоже рождением: у девушки Марьятты рождается сын от брусники. Старец крестит младенца как будущего короля Карелии… Как видим, автор закольцевал сюжет. Женским началом. Элиас Лённрот, Леонид Бельский, Тамара Юфа - каждый в отдельности и все вместе сотворили книгу-шедевр.