Все разделы
  • @
  • «»{}∼

Чтоб Будду в ступе не толочь

В конкурсной программе "Кинотавра" произошла демонстрация снов Валерия Рубинчика под названием "Нанкинский пейзаж"

июнь 2006

Оставь отзыв первым!

Кадр из фильма Валерия Рубинчика "Нанкинский пейзаж"

В сновидениях этого режиссера пейзажный жанр у воды, похоже, преобладает. Так, в 1995 году Валерию Давидовичу приснился "Пейзаж с тремя купальщицами". Сон автор применяет разнообразно - от беспробудной дремы, в которую временами впадает сам, до легкого гипноза, в который ему нравится погружать зрителя. Логика сна безраздельно властвует в "Нелюбви". Зловеще простираются над полесьем "Дикой охоты короля Стаха" гипнотические пассы - сущий морок.

В новом "Пейзаже" Рубинчику снятся Китай, река, монумент Будды, ввозимый в Москву пятидесятых годов, лысый уголовник, молодая парикмахерша и специалист по фарфору эпохи Тан, которому тоже беспрестанно снятся Китай, река, парикмахерша на китайский манер и он сам - в английском стиле. Даже психически устойчивый плешивец, в конце концов, тоже начинает видеть какой-то свой вестерн-грезу с паровозом. А на них смотрят с ковра любовники-китайцы. Режиссер называет все это красивым словом "амбивалентность". Жалко, что само оно ему так ни разу и не приснилось - интересно же, как бы оно там выглядело - кучкой ли сиреневых иероглифов, маленькой ручной зверушкой ли, китайским ли болванчиком. А вот Китай во сне - желтый. В желтую-желтую реку сигает герой, избавляясь таким образом от биографии. И если в другом конкурсном фильме, "Изображая жертву", режиссер Кирилл Серебренников ценит пожилых японок с судьбой, то в своих китайских параллелях Валерий Рубинчик утверждает, что ничто не обременяет человека так, как наличие биографии. Тонкость в том, что именно она дает главному герою обильный материал для снов.

Драматургически "Нанкинский пейзаж" происходит из 15-летней давности сценария Андрея Бычкова, написанного по его же рассказу "В следующий раз осторожнее, ребята", но уходит от него закоулками, меняя не только время действия, но, что существенно, интонацию и финал, который в режиссерской версии удобно расчищает место для того, что у нас зовется "философской глубиной" и "метафизической бездной".

Изобразительную сторону кинематографа Рубинчика исчерпывающе передает словосочетание "волнующая прелесть". Убаюканные ею могут и не заметить кратко попадающей в кадр замечательной надписи про звукозапись "на целокартовой пластинке" на двери в ателье, куда герой приходит записать свой главный монолог - о настоятельной потребности проснуться. По-китайски, разумеется.



Кадр из фильма Валерия Рубинчика "Нанкинский пейзаж"Кадр из фильма Валерия Рубинчика "Нанкинский пейзаж"
Дарья МорозДарья Мороз
Константин ЛавриненкоЕгор Баринов
Дарья Мороз и Константин ЛавриненкоКадр из фильма "Нанкинский пейзаж"

Нанкинский пейзаж
Нанкинский пейзаж

Валерий Рубинчик
Валерий Рубинчик

Пейзаж с тремя купальщицами
Пейзаж с тремя купальщицами

Дикая охота короля Стаха
Дикая охота короля Стаха

Комический любовник, или Любовные затеи сэра Джона Фальстафа
Комический любовник, или Любовные затеи сэра Джона Фальстафа


© Вероника Хлебникова, OZON.ru
 
В рубрике "Кинотавр. Фильмы"
 
Автор
Вероника Хлебникова

Вероника Хлебникова

Больше всего на свете любила пирог с яблокыми и имя Ролан. А потом разлюбила. ...