Музыка
  • @
  • «»{}∼
Tigran Alikhanov. Moscow String Quartet

Tigran Alikhanov. Moscow String Quartet

3979077
269 руб.
Добавить в корзину
Содержание

Quartet For Piano, Two Violins, Viola And Cello In G Minor, Op. 30: Introduzione. Adagio Molto. Allegro Patetico
Сергей Танеев автор музыки

Quartet For Piano, Two Violins, Viola And Cello In G Minor, Op. 30: Scherzo. Presto. Moderate Teneramente
Сергей Танеев автор музыки

Quartet For Piano, Two Violins, Viola And Cello In G Minor, Op. 30: Largo
Сергей Танеев автор музыки

Quartet For Piano, Two Violins, Viola And Cello In G Minor, Op. 30: Finale. Allegro Vivace
Сергей Танеев автор музыки

Quartet For Piano, Violin, Viola And Cello No. 3 In В Minor, Op. 3: Allegro Molto
Феликс Мендельсон-Бартольди автор музыки

Quartet For Piano, Violin, Viola And Cello No. 3 In В Minor, Op. 3: Andante
Феликс Мендельсон-Бартольди автор музыки

Quartet For Piano, Violin, Viola And Cello No. 3 In В Minor, Op. 3: Allegro Molto
Феликс Мендельсон-Бартольди автор музыки

Quartet For Piano, Violin, Viola And Cello No. 3 In В Minor, Op. 3: Finale. Allegro Vivace
Феликс Мендельсон-Бартольди автор музыки
Описание
Произведения, представленные на этом диске, на первый взгляд имеют больше различий, чем сходств. Квартет, написанный юношей Мендельсоном в 1824 году, стоит у истоков романтического камерного ансамбля. Одновременно с ним Бетховен писал свои самые последние струнные квартеты и Девятую симфонию. Квинтет Танеева, появившийся в 1909 году – его последнее крупное камерное произведение, завершающее собой целую эпоху в русском камерном исполнительстве. В эту же пору Шенберг пишет свои первые атональные опусы, в Аркее безумствует Сати, а в далекой Америке Айвз ставит свои смелые авангардные эксперименты. Но если приглядеться внимательнее, то можно увидеть, что нити, связывающие их помимо общности жанра (фортепианный ансамбль), тянутся через все барьеры культур, эпох и возрастов. Между Танеевым и Мендельсоном существует прямая связь через Лейпциг, где Мендельсоном была основана консерватория, выпустившая братьев Рубинштейнов. У Николая Григорьевича, «великого художника», великолепного пианиста и виртуоза-ансамблиста, учился Танеев. Именно от него он воспринял любовь к камерному ансамблю, как и его учитель и друг – Петр Чайковский, также пристально приглядывавшийся к немецкой камерной музыке и апологизировавший творчество Антона Григорьевича Рубинштейна, для которого Мендельсон всегда оставался образцом стиля и мастерства. И над обоими произведениями – вступающего в жизнь юноши Феликса Мендельсона и умудренного жизнью, чудаковатого мастера Сергея Танеева будто простерла свои крылья классическая муза, вдохновлявшая Баха и Бетховена, кумиров Мендельсона и Танеева.Уже в первых тактах мендельсоновского квартета ощутимо влияние Бетховена («Пасторальной» сонаты, соч. 28). Форма первой части кажется еще более строгой и монолитной, чем у классиков: Мендельсон прибегает здесь к специфическому трюку, строя тему побочной партии на одном из мотивов главной, чтобы подчеркнуть единство материала. Развитие в разработке идет четкими «квадратами». Градус накала драматизма, однако, снижен по сравнению с бетховенским: элегические настроения, столь характерные для Мендельсона, преобладают в первой части, и впадают в нежность и проникновенность в следующем за ним Andante, также мастерски сделанного по форме. Для вершин камерного стиля Мендельсона – ре-минорного трио, фа-минорного квартета, такое сопоставление будет очень характерно. «Мендельсоновскими» по характеру являются и полетно-колючее скерцо, и бурный, наполненный танцевальными аллюзиями финал. Юношеская непосредственность чувств Мендельсона в сочетании с отточенной, как у зрелого мастера, формой, напоминает юношеские безопусные квартеты Бетховена, написанные для того же состава по моцартовскому образцу в 1785–1786 годах. Кажется, что Бетховен, дерзко разрушавший каноны классических форм в своих поздних камерных вещах, умудрился именно здесь передать классическую эстафету юному гению.Танеевский квинтет формально лежит в русле поздних бетховенских откровений: пристально изучая наследие Палестрины и других мастеров Возрождения в поздние годы, Бетховен вновь поднял контрапунктическое знамя, долго лежавшее в пыльном углу его эпохи. Танеев же высоко поднял его над Россией; от «Иоанна Дамаскина» (соч. 1) до Квинтета и последней кантаты («По прочтении псалма») его музыка насыщена тончайшим ощущением соединяющихся в сложное единое целое горизонтальных контрапунктических линий. Квинтет, при всем своем драматизме и яркой событийности, чередующейся с проникновенной лирикой, виртуозности партий и эффектности ансамблевых приемов, привлекает именно своим «строительным материалом», будто выросшим из баховской эпохи, обработанным в духе бетховенского волевого, напряженного развития и богато декорированном позднеромантическими, типичными для Чайковского и Рубинштейна деталями. Такова, к примеру, третья часть, написанная в форме пассакальи – барочных вариаций на выдержанный бас. Двутактовая тема, проходящая у разных инструментах и в разных тональностях, неизменна на протяжении всей части, но характер окружающих ее голосов все время придает ей разный характер: от торжественного шествия до чувствительного и хрупкого романса. Крайние части соединяют общие темы: весь материал их как бы задан в мрачноватой теме вступления ко всему квинтету. Даже светлая и торжествующая побочная партия I части, которой заканчивается весь квинтет, аккуратно, по классическим законам выведена из главной (а та, в свою очередь, из вступления). Образующаяся между суровым вступлением и торжествующей кодой Квинтета «арка» может напомнить вновь о бетховенских циклах – вплоть до Пятой и Девятой симфоний с их девизом «через борьбу – к победе».Музыка Мендельсона и Танеева, которую вы слушаете – лучшее доказательство того, что в романтическую эпоху камерная музыка оставалась неким островком стабильности в бушующем море поисков новых форм в симфонии и опере. И это дало ей возможность сохранить свою актуальность в первой, «антиромантической» половине ХХ века, в эпоху Хиндемита, Шостаковича и Стравинского, по-своему продолживших классические традиции в своих камерных сочинениях.
Издание содержит буклет с дополнительной информацией на русском и английском языках.