Все разделы
  • @
  • «»{}∼

Максим Максимович Ковалевский

65 товаров
Биографическая справка
Максим Максимович Ковалевский
Не указана, 1851 г. — 1916 г. Выдающийся Русский Социолог, Историк, Правовед И Политический Деятель.
Максим Ковалевский Если мы оглянемся назад, на вторую половину 19-го, начало 20-го столетий, то сможем увидеть немалое количество выпускников харьковского университета, ставших затем видными учеными, преподавателями университетов в Москве, Петербурге, хорошо известных за пределами Российской империи. Но ни один из них не был так популярен в Европе и не удостаивался таких высоких оценок ученых мужей того времени, как юрист, социолог и политолог Максим Максимович Ковалевский. Маркс и Энгельс, с которыми Максим Максимович находился в приятельских отношениях, ценили его труды об истории общины и происхождении частной собственности. Хотя взгляды Ковалевского во многом не совпадали со взглядами основоположников марксизма. Ученый всегда выступал против революций и социальных потрясений, классовую борьбу считал признаком вырождения или незрелости общественного строя, а лучшей формой государственного устройства называл конституционную монархию. Максим Максимович Ковалевский происходит из того самого знаменитого харьковского рода, который дал Российской империи двух братьев: Евграфа - исследователя Донбасса и Егора - открывшего истоки Белого Нила. Отец Максима был участником войны 12 года, в течение многих лет предводителем уездного и губернского дворянства, человеком прогрессивным, встретившим, к примеру, указ об отмене крепостного права с неподдельной радостью, хотя семья обладала немалым числом крепостных. Мать - Екатерина Игнатьевна - обладала редкостной для девушки того времени образованностью, умела не только играть на фортепиано и говорить на французском, но и всерьез зачитывалась немецкими философами. Мальчик, родившийся в этом позднем, но удивительно гармоничном и счастливом браке, получил прекрасное домашнее воспитание. Языки, история, музыка, рисование - все давалось ему легко и во всем (кроме рисования) обнаруживались выдающиеся способности. В 13 лет Максим потерял отца и поступил в 3-ю мужскую гимназию, где, по его собственным словам, в течение нескольких лет с упехом забывал то, чему его учили дома. Он легко прошел путь одаренного ученика - золотая медаль по окончании гимназии - поступление в университет на юридический факультет. Этот факультет Максим выбрал потому, что на нем можно было изучать его любимую историю, а косности и схоластики было меньше, чем на историческом. В университете Ковалевский встретился с профессором Дмитрием Ивановичем Каченовским - прекрасным лектором и студенческим кумиром. От своего учителя Ковалевский перенял и некоторые научные теории, и умение читать лекции. Где бы впоследствии не приходилось ему их читать - в Москве ли, где он около девяти лет профессорствовал в университете, в Париже ли, где у Максима Максимовича была своя собственная школа, в родном ли городе - везде эффект был одинаковым - забитая до отказа аудитория, завороженно внимающая словам высокого, полного, страдающего одышкой профессора, неторопливо ведущего свой рассказ, а вернее - свой маленький спектакль. Закончив в 1876 году Харьковский университет, Максим Ковалевский едет продолжать образование в Европу - Берлин, Вену, Лондон и Париж. Здесь он много работает в архивах, пишет научные труды, знакомится с самыми разными политологическими и социологическими школами, общается с известными учеными. В Москве же Максима Ковалевского настигла большая любовь - единственная большая любовь в его жизни. Софья Васильевна, тоже Ковалевская (по мужу, Владимиру Онуфриевичу), тоже профессор, только математик, выдающаяся женщина, все силы положившая на устройство женского образования в России. Союза Пьер - Мария Кюри у Ковалевских не получилось. Оба - сильные личности, большие ученые, оба - не склонны к уступкам и компромиссам. Максим Максимович требовал от любимой невозможного - оставить работу и быть только женой, только хозяйкой дома. Софья любила Ковалевского, но жизни вне науки не представляла. Это вынуждает ее пойти на разрыв, а через несколько лет она умирает. В обществе говорили, что именно разлука с Максимом Ковалевским ускорила ее конец. Вернувшись, выдерживает экзамен на степень магистра и становится профессором, преподавателем целого ряда правовых и исторических дисциплин. Но не в родном харьковском, а в Московском университете. Уволенный в 1887 году из университета за вольнодумство, Ковалевский уезжает за границу, где преподает в Брюсселе, Лондоне и Париже. Подолгу живет на купленной вилле в Ницце, пишет книги. Ковалевский активно печатался в различных журналах, сам много лет издавал журналы "Вестник Европы", "Запросы Жизни", "Критическое обозрение", газету "Страна". За либеральный тон этой газеты Ковалевского даже судили, он был приговорен к двум месяцам тюремного заключения в декабре 1909 года. Произошло это, конечно, уже на родине - в России, куда ученый после многолетнего отсутствия вернулся в 1905 году. Он жил теперь в Петербурге, но наведывался в Харьков, выступал с лекциями, на которые приходило столько желающих, что сам профессор пробирался к кафедре сквозь густую толпу, стоящую даже на улице. В 1906 году Максим Ковалевский основал конституционно-монархическую партию демократических реформ, в этом же году он был выбран в 1-ю Государственную Думу, а в следующем - в Государственный Совет, в котором пробыл до самой смерти. Ковалевский - человек потрясающей эрудиции, полиглот, специалист в нескольких смежных отраслях науки, имел огромную популярность в Европе. По приглашению английских парламентариев он стал делегатом на межпарламентской конференции мира, а британское правительство просило его стать третейским судьей на стороне Англии в споре с Соединенными Штатами Америки. Ковалевский не оставил после себя какой-то социологической школы, главный труд, где ему удалось бы объединить свои разбросанные по разным книгам идеи в единую концепцию, он так и не написал. Названия его работ понятны лишь специалистам, а сами работы практически никому не известны. В советское время о нем как о представителе буржуазной идеологии полностью забыли (Максиму Максимовичу посчастливилось умереть до октябрьского переворота - в марте 1916-го года). Потом, правда, где-то в 60-х, начали вспоминать, писать книги, ссылаться на великих основоположников, критиковать либеральные взгляды и отсутствие революционного пыла. Сейчас же о нем мало кто вспомнит - хотя стремление ученого привести российское законодательство в соответствие с западно-европейскими канонами встретило бы горячее одобрение со стороны многих современных юристов. Впрочем, дело не в этом. Дело в том, что Максим Максимович Ковалевский составлял гордость нашего университета, представлял наш город в самых разных странах мира, и профессора Сорбонны и Оксфорда в разговорах с ним не спрашивали удивленно, что это такое