Ozon logo Ozon Club logo
Журналы
Шпицберген

Чем занимается океанолог на Шпицбергене

Говорим о необычной профессии и арктическом крае, где запрещено рождаться, умирать и заводить кошек

Диана Муртазина Взяла интервью у океанолога

Судьба сама выбрала для Марины Григорьевой необычную профессию. Изначально она подавала документы на факультет экологии, но в приёмной комиссии посоветовали написать океанологию «на всякий случай». Она рискнула и осталась на новом направлении. 6 лет напряжённой учёбы подарили любимую работу — с интересными исследованиями, долгими экспедициями и невероятными северными пейзажами. В сентябре 2021 года она приехала на архипелаг Шпицберген, где находится до сих пор. Марина поделилась подробностями о работе океанолога и рассказала, зачем туристы со всего мира приезжают в суровый арктический край.

Подсказываем, как сэкономить на билетах: сравните предложения на Ozon, выберите самое выгодное и оплатите часть заказа накопленными баллами.

Где учиться на океанолога

В 2021 году я окончила магистратуру на факультете океанологии в Российском государственном гидрометеорологическом университете в Санкт-Петербурге. Обычно студенты изучают только свои программы, а наша профессия охватывает сразу нескольких направлений — метеорологию, экологию, гидрологию. Мы, океанологи, считали свой факультет самым сложным. В бакалавриате из 60 поступивших выпустилось около 20 самых стойких. Диплом магистра получили лишь 10 из 20. 

Мне сразу же очень хотелось работать по специальности. И я стала ведущим инженером в отделе океанологии в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте. НИИ периодически отправляет своих сотрудников в экспедиции — так я попала в посёлок Баренцбург на архипелаге Шпицберген.

Марина — океанолог. Сейчас находится в экспедиции на архипелаге Шпицберген в Арктике. Фото: из личного архива

Суть профессии

Океанология отслеживает процессы и взаимосвязи, которые помогают разобраться в климатических изменениях, биоразнообразии, химии океана. Наука полезна для предотвращения опасных природных явлений: цунами, обледенений судов, наводнений, бурных паводков. Как любили говорить преподаватели в университете, океанолог — это бухгалтер с душой моряка. У нас действительно много бумажной, аналитической работы, мы не вылезаем из Excel. Помимо этого, есть выходы в море для замеров и наблюдений, экспедиции, исследования в химической лаборатории. 

Океанолог может работать почти в любом городе, для этого необязательно наличие моря. Например, в Москве занимаются моделированием различных процессов взаимодействия атмосферы и океана. Существует Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) — у него множество филиалов, в том числе и на юге. 

К сожалению, в России эта специальность не очень востребована. Из моих одногруппников всего несколько человек работают по профессии. Кто-то ушёл в общепит, кто-то — в бухгалтерию. Но если у океанолога хороший уровень английского и достаточный багаж знаний, есть возможность работать в Европе — один из сокурсников устроился в Германию. Также океанологи нужны в Австралии, Новой Зеландии. За границей не смотрят на пол и возраст, а нанимают прежде всего специалиста.

В нашей стране всё-таки существует половая дискриминация. В университете у нас был такой преподаватель, который любил при любом удобном случае говорить девочкам: «Зачем вы пошли в океанологию? Вам тут ничего не светит». На работу девушек действительно берут неохотно: приборная база достаточно тяжёлая и неподъёмная для женских рук, условия зачастую суровые. Это морозы, сильный ветер, работа в открытом море месяцами на судне, частые разъезды и командировки. Девушку без проблем возьмут обрабатывать данные в офисе. Но мне больше хотелось полевых работ и экспедиций. 

Экспедиции в Арктику и Антарктику — не редкость для океанолога. Фото: из личного архива

Куда отправляют в экспедиции 

Мой научно-исследовательский институт регулярно проводит экспедиции в Арктику и Антарктику. Полюсы так интересны в силу того, что они являются отдалёнными и малоизученными объектами. Например, на Северном полюсе можно отследить таяние ледников и сделать соответствующие выводы по изменению климата. На Южном — проводить длительные непрерывные астрономические наблюдения. 

Арктика более доступна для исследований, чем Антарктика, здесь легче работать. Многих беспокоят изменения площади оледенения в зимние месяцы: уменьшается многолетний слой льда, увеличивается молодой тонкий. Это ведёт к угрозе исчезновения некоторых видов животных и растений, опреснению воды, увеличению уровня Мирового океана — а в целом к глобальным изменениям климата.

В Арктике несколько научно-исследовательских станций, в том числе Шпицберген, где я работаю. Специалисты приезжают либо на сезон, либо на зимовку. Сезонные составы проводят в экспедиции от недели до нескольких месяцев. Но не всегда получается уехать в запланированное время: большую роль играют погодные условия и характер работы. Иногда необходимо задержаться ещё на полгода. Зимовочные составы обычно остаются на год, потом сменяются. 

После экспедиции положен отпуск. Мы его отгуливаем и снова идём в бой. Кто-то работает дальше в институте, а те, кто был в экспедиции по договору, отправляются в свободное плавание. Я приехала на Шпицберген в конце сентября 2021 года на неделю. Это была поездка для знакомства с архипелагом и местными условиями жизни. Так получилось, что меня оставили на полгода. В апреле-мае мой контракт заканчивается, и я возвращаюсь обратно в Санкт-Петербург. 

Будни океанолога

Сейчас работаю в химико-аналитической лаборатории гидрохимиком. Провожу анализ морских проб на биогены — это останки отмерших организмов или продукты их жизнедеятельности. Я анализирую пробы на содержание различных элементов, чтобы посмотреть на режим вод, загрязнение объекта, оценить влияние хозяйственной деятельности на морскую акваторию. Наши исследования применяют климатологи, различные морские службы и посты, МЧС, компании, работающие на шельфе и в прибрежной зоне, рыбодобывающая и аквакультурная промышленность. А также мировое сообщество учёных, которые ежедневно трудятся над загадками нашей малоизученной планеты.

Скоро с отрядом океанологов приедет и мой начальник. Мы отправимся в небольшие рейсы по акваториям фьордов: будем брать пробы для отслеживания состояния морских вод. В море мы не спускаемся, у нас есть специальное оборудование, в том числе «незаменимый океанологический прибор» — ведро. В обыкновенное железное ведро мы иногда собираем воду для анализов с берега, если у нас нет других средств измерений. 

Чаще всего используем зонды. Мы скидываем прибор в воду, он набирает в резервуар определённое количество воды. В них установлены датчики, которые автоматически измеряют нужные параметры. Для океанологов наиболее важны температура, солёность и давление. Все остальные показатели на их основе мы можем вычислить сами или вбить данные в программу для расчёта. 

Океанологи в своей работе используют специальное оборудование. Фото: из личного архива

Международная территория

Архипелаг Шпицберген входит в состав Норвегии, но, по Шпицбергенскому трактату, более 50 стран может вести на его территории хозяйственную деятельность. Среди них — Россия, США, Великобритания, Германия, Франция, Япония, Нидерланды, Болгария, Венгрия, Дания, Польша, Чехия, Словакия, Румыния, Италия, Швеция и другие. Любой гражданин из государства, подписавшего трактат, может работать, вести бизнес, охотиться, ловить рыбу, приезжать в качестве туриста на Шпицберген. Но по факту здесь две страны-«хозяйки» — это Норвегия и Россия. Остальные находятся в стороне. Иногда сюда приезжают мини-экспедиции специалистов-иностранцев — мерзлотоведов, почвоведов и т. д. Они отбирают пробы, проводят исследования и возвращаются в свои страны. В Лонгйире, крупнейшем городе на Шпицбергене, есть университетский центр UNIS — это международная научная база для исследований молодых учёных.

На Шпицбергене у Норвегии и России есть угольные шахты: одна в Лонгйире, другая — в Баренцбурге. Компания «Арктикуголь» ведёт не только угольно-добывающую промышленность, но и открыла центр арктического туризма. Люди приезжают посмотреть в том числе и на самую северную угольную шахту.

Особенности жизни на Шпицбергене

Я мурманчанка, поэтому мне привычно и комфортно в условиях Шпицбергена. Конечно, жизнь здесь имеет свои плюсы и минусы. Например, иногда приходит циклон с порывами ветра 32 м/с — снег, метель и нулевая видимость. В такой ситуации может быть страшно, если вы один, без проводника, и не знаете, куда идти. На Кольском полуострове полярная ночь длится 40 дней, на Шпицбергене — 3 месяца. В это время работоспособность на нуле, хочется только спать, есть и пить витамины. 

Но все минусы перекрываются волшебными северными сияниями. В Мурманске они были не такими яркими, потому что город хорошо освещается. Здесь темно, фонарей мало. На небе, помимо тысячи звёзд, светится и переливается полярное сияние, аврора. Это незабываемое зрелище.

На Шпицбергене особенные северные сияния. Фото: из личного архива

Ещё удивляет, как здесь одомашнились песцы с оленями. Они ходят рядом с людьми и не боятся. Дикие олени ждут морковку или яблоко, и мы кормим их прямо с рук. Песцы бегают как собаки и тоже не против угощений. Медведей я не встречала, но недавно на соседнем берегу нашли их следы. Местная спасательная служба сразу оповестила нас, чтобы мы были аккуратны, не ходили одни, не выезжали за пределы города без ружья или сигнальной ракеты.

Когда я гуляла по берегу фьорда в октябре, видела стаю белух — небольших зубатых китов. Также здесь очень любопытные морские котики. Мы проверяли гидрокостюмы: надевали их и заходили по пояс в воду, искали дырки. Морской котик подплыл очень близко. Он высовывал мордочку и с интересом смотрел на нас большими глазами. Такое единение с природой заставляет меня каждый день по-хорошему удивляться.

Мы ходим на хаски-ферму, гуляем с собаками, занимаемся в спортивном комплексе, где часто проводят соревнования между Баренцбургом и Лонгйиром. Раньше был бассейн с подогреваемой морской водой, но сейчас он на ремонте. Отдыхаем в доме культуры, посещаем мероприятия и кинопоказы документальных и научных фильмов производства Россия — Норвегия. 

На Шпицбергене запрещено заводить кошек, собак — можно. Фото: из личного архива

Запрет на смерть, рождение и котиков

На Шпицбергене нельзя умирать, рождаться и заводить кошек. Я думала, что это местные байки, но это — местные законы. 

Так, рождаться нельзя, потому что здесь нет должных медицинских условий для будущих матерей и новорождённых. За несколько недель до родов беременных вывозят на материк, чаще в Тромсё. 

Умирать нельзя, так как Шпицберген — зона вечной мерзлоты: тело здесь просто не будет разлагаться при захоронении, и останки будут служить приманкой для белых медведей. Здесь остались послевоенные кладбища, но сейчас хоронят только на материке.

Кошек нельзя заводить, потому что сюда прилетают птицы зимовать и откладывать яйца. Здесь нет деревьев, и они вьют гнёзда прямо на земле. Когда были коты, они уничтожали их. Этим и так благополучно занимаются песцы. Если бы они объединили усилия, птиц бы не осталось. Какое-то время назад на Шпицбергене жил «нелегальный» кот. Он так полюбился туристам и местным жителям, что его разрешили оставить. Сейчас он, к сожалению, умер.

Туристические маршруты

Популярное место среди туристов — российский шахтёрский посёлок Пирамида, рудник которого законсервировали в 1990-х. Ощущение, что здесь время застыло, а люди бросили свою жизнь и убежали. Это как живой музей — сохранились личные предметы, блокноты, ручки, расчёски, посуда. Иностранцы особенно любят этот городок. Для них Пирамида — путешествие в СССР. В пандемию к нам приезжали в основном норвежцы просто потому, что им это было проще сделать.

В Баренцбурге туристам нравится смотреть, как мы работаем и живём. Традиционно все фотографируются около памятника Ленину и надписи «Наша цель — коммунизм». Есть центр ремёсел, где проводят мастер-классы по лепке из глины, расписыванию в стиле хохлома. Можно купить в качестве сувениров кофты с медведями, платки и сумки от местных мастериц. Зимой приглашают посетить хаски-ферму с 40 разными породами: есть и хаски, и маламуты, и самоеды. 

Про Шпицберген хорошо рассказано в тематическом выпуске «Орла и Решки» и видео Антона Птушкина «Лофотены и Шпицберген. Очень необычное Заполярье»

Фото: Hal Tearse/Pixabay