Ozon logo

Поиск по статьям

Любовь Белозёрова: как я стала донором костного мозга

Ozon Забота и Национальный регистр доноров костного мозга им. Васи Перевощикова проводят совместную акцию – месяц информирования о донорстве костного мозга.

Анна Барне Журналист, фотограф и поэт. Много сил посвятила борьбе с пожарами
12 сентября

Ozon Забота и Национальный регистр доноров костного мозга им. Васи Перевощикова проводят совместную акцию – месяц информирования о донорстве костного мозга. Вокруг этого вида донорства существует множество мифов, и зачастую люди боятся становиться донорами из-за отсутствия нужной информации. Мы поговорили с Любовью Белозёровой о её решении стать донором костного мозга.

Отыскать «двойника»

Я живу в Петербурге. Мои родители регулярно сдавали донорскую кровь, дедушка — почётный донор, и я с самой юности с нетерпением ждала, когда же мне исполнится 18 лет и можно будет присоединиться. Так я и сделала. Сдавала в основном для благотворительного фонда «Адвита». В 2011 году я увидела объявление о том, что «Русфонд» финансирует создание регистров костного мозга в России.

Это очень важный проект: костный мозг — орган кроветворения, который отвечает за рождение всем известных лейкоцитов, тромбоцитов и эритроцитов. Трансплантация костного мозга помогает людям выжить при самых тяжёлых заболеваниях, в том числе при лейкозе, но найти генетического «двойника», костный мозг которого может прижиться у конкретного больного, очень трудно. Поэтому чем больше людей будет в регистре доноров костного мозга, тем больше будет вероятность отыскать «двойника». 

Многие люди боятся вступать в регистр, думая, что донация костного мозга — это что-то очень страшное. На самом деле костный мозг — это субстанция красного цвета внутри костей, и его забирают, делая несколько уколов в область таза, где её больше всего. Также нужные клетки могут брать из периферических сосудов (во втором случае нужно несколько дней принимать специальные препараты, чтобы нужные клетки вышли в периферическую кровь). Костный мозг нужен в совсем небольшом количестве, безвредном для донора, но этого обычно бывает достаточно, чтобы заново запустить процесс кроветворения у больного. Донор сам выбирает способ, которым у него возьмут костный мозг.

Подготовка к донации

Итак, я сдала образец крови и стала ждать, когда меня позовут, чтобы я кому-нибудь помогла. Я очень надеялась, что смогу помочь, например, ребёнку, больному лейкозом, и почему-то думала, что ко мне обратятся сразу или максимум через месяц. Но звонка не было, и со временем я вообще позабыла, что вошла в регистр. И только через два года мне вдруг позвонили и сообщили, что есть совпадение, я даже понять не могла в первый момент, о чём речь. А потом очень обрадовалась и спросила: куда бежать, что делать? Я тогда не знала, что торопиться не нужно: от момента, когда найден донор, до самой донации проходит в среднем два-три месяца. Донора обследуют, пациента готовят к трансплантации костного мозга.

Я была в пятёрке самых первых доноров костного мозга в России. И мне казалось, что врачи петербургской клиники им. Р.М. Горбачёвой, где должна была проходить процедура, всё время как будто немного сомневаются на мой счёт: «А вы точно не передумаете?» Я отвечала, что точно стану донором.

Мне выделили сотрудника, который сопровождал меня на обследованиях, взяли у меня кучу анализов — только крови было 15 пробирок, сделали кардиограмму, потом я прошла терапевта. У донорства костного мозга есть свои противопоказания, например возраст свыше 55 лет (а в регистр можно попасть только в возрасте от 18 до 45 лет). Донор не должен иметь хронических заболеваний, свежих татуировок, проблем с зубами, удалённых органов (таких, как почка). Всегда лучше проконсультироваться с врачом, потому что, например, удалённый яичник не является противопоказанием. Полный список противопоказаний есть на сайте регистра.

Мне назначили контрольное типирование, чтобы ещё раз проверить, действительно ли совместимы мы с пациентом. Это делается на случай ошибки при первом анализе: учитывается человеческий фактор. Мы с моим «двойником» совпали на 100%. Я знала о нём только то, что он взрослый мужчина, и, честно говоря, сначала немножко расстроилась, потому что мечтала помочь ребёнку. А потом подумала: «Какие постыдные мысли. Этот мужчина — тоже чей-то ребёнок, и у него могут быть свои дети. Какая разница, кому помогать?»

Мне предложили на выбор два вида донации: с пункцией кости или со взятием нужных клеток из крови. Я была готова к обоим вариантам и сказала, что надо выбрать тот, который лучше для пациента. Врач ответил, что будет достаточно взять нужные клетки из периферических сосудов. Мне сделали в клинике укол лекарства «Лейкостим», которое выгоняет стволовые клетки в кровь, и предупредили, что у некоторых людей оно вызывает побочные эффекты, в том числе боли в суставах. Но у меня никаких «побочек» не случилось, и оставшиеся дни я делала себе эти уколы сама (у меня медицинское образование). Шприцы для самостоятельного введения мне дали в клинике. Анализы крови при этом были хорошие.

Донация: я чувствовала себя совершенно нормально

Я довольно хрупкого телосложения, а костный мозг сдавала для мужчины, вес которого был гораздо больше моего. Поэтому донацию решили разделить на две части. Большую часть нужных клеток взяли в первый день. Я полулежала в кресле, мою кровь брали из одной руки, пропускали через специальное устройство, отбиравшее стволовые клетки, и возвращали в другую руку. При желании можно было читать что-нибудь или смотреть телевизор, руками шевелить было возможно, хотя и до определённого предела.

Процедура длилась 4,5 часа. Я чувствовала себя после неё совершенно нормально и хотела сесть за руль и ехать домой, но врачи мне на всякий случай садиться за руль запретили, и я вернулась на такси. На следующий день закончили гораздо быстрее, мне сказали, что клеток взяли достаточно, даже немного с избытком, и часть заморозили. Правда, когда я встала с кресла, у меня закружилась голова — пожалуй, вот и все последствия. Дома я сразу же заснула, а уже на следующий день спокойно вышла на работу и всю неделю работала как обычно.

Конечно, я испытывала чувство радости из-за того, что понимала, я не напрасно живу, не случайно когда-то приехала в Петербург с Украины и поселилась здесь, получалось, что я оказалась в городе не просто так, а с определённой миссией.  

Я знаю, что пациент, которому перелили мой костный мозг, жив. Теоретически у меня есть возможность с ним познакомиться: по правилам донор и реципиент могут увидеть друг друга через два года после процедуры. Но мне кажется, что не совсем корректно с моей стороны проявлять инициативу в этом вопросе, чтобы выслушивать благодарности — если он захочет, он может проявить её сам. Вдруг он предпочитает просто забыть историю своей болезни, как страшный сон?

О регистре доноров

После того как я стала донором, меня иногда просили выступить и рассказать о своём опыте — то от «Русфонда», то от клиники, где была процедура. Я даже диплом защитила на тему «Донорство костного мозга» по информации, предоставленной клиникой им. Р.М. Горбачёвой, и для многих это было новостью. Однажды мне звонила потенциальный донор, у неё были какие-то сомнения, и я её успокоила. Потом я ушла в декрет, а пока я была в декрете, расформировали компанию, в которой я работала. Когда мне было пора выходить из декрета, меня позвали в Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощиков рекрутером доноров.

Мы проводим множество мероприятий: встречаемся со студентами, участвуем в фестивалях, проводим круглые столы и пресс-конференции, выставки, выпускаем обучающую литературу. У нас замечательные и очень серьёзные партнёры, среди них: «Инвитро», Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, университет ИТМО, кулинарный салон «Гурман», Палата молодых законодателей Санкт-Петербурга, Комитет по молодёжной политике и взаимодействию с общественными организациями, Комитет по печати и взаимодействию со средствами массовой информации. Прямо сейчас готовим выставку портретов доноров костного мозга «Донор по-питерски» в петербургском пространстве «Севкабель Порт». Там 3 и 17 сентября с 16 до 18 часов можно будет вступить в регистр, а во Всемирный день донора костного мозга, 17 сентября, будет проходить встреча с героями проекта. Вход на выставку свободный.

Главная наша задача — информировать как можно больше людей, чтобы потенциальных доноров стало больше. Сейчас. Чтобы вступить в регистр, у вас есть большой выбор, как это сделать. Например, можно выбрать любое медучреждение, которое берёт анализы крови для регистра (один из офисов «Инвитро» или CMD, любая станция переливания крови или партнёрские организации регистров), там можно заполнить анкету и сдать всего 4 мл крови. 

Или можно просто заполнить анкету на сайте регистра, вам пришлют в конверте специальные палочки, которыми нужно поводить за щекой (в инструкции будет подробно написано, как это сделать), затем сразу отправить их в лабораторию. Примерно через 3–6 месяцев после сдачи образца на исследование вы окажетесь в регистре. Но делать это нужно только в том случае, если вы действительно хотите стать донором: анализ стоит дорого, платит за него регистр, и, согласитесь, было бы обидно выбрасывать деньги на ветер, если вы ещё до конца не уверены в своём решении. 

Мне сейчас 37 лет, я мама двоих детей. В августе 2020 года я поднялась на вершину Эльбруса с флагом Национального регистра доноров костного мозга. Я захотела подняться на вершину и своим примером показать, что донорство не повлияло негативно на моё здоровье. Мои братья и сёстры тоже вошли в регистр. Донором костного мозга можно стать два раза в жизни, так что теоретически меня могут позвать снова. Иногда я думаю о том, что где-то бродит мой генетический «близнец», но раз меня не просят сдать для него костный мозг, значит, у него всё хорошо. И хочу быть уверенной, что при необходимости он мне тоже поможет.

12 сентября