Известие о болезни, о исповеди и о смерти господина Вольтера, объясняющее о его сочинениях, с критическими рассуждениями о других писателях, сочиненное Иосифом Дюбоа, комнатным его служителем

Известие о болезни, о исповеди и о смерти господина Вольтера, объясняющее о его сочинениях, с критическими рассуждениями о других писателях, сочиненное Иосифом Дюбоа, комнатным его служителем

32795230
111900 руб.
Добавить в корзину
Рекомендуем также
Описание
Санкт-Петербург, 1785 год. Издание Ивана Рахманинова.
Старинный цельнокожаный переплет. Цветной обрез.
Сохранность хорошая.
Известие о болезни, о исповеди и о смерти Г. Вольтера, объясняющее о его сочинениях, с критическими рассуждениями о других писателях, сочиненное Иосифом Дюбоа, комнатным его служителем. С приложением его завещания, найденного между его бумагами.
Из предисловия издателя: "Известие сие о его болезни, исповеди и о смерти, ныне мною издаваемое, есть из числа Сатирических на него сочинений, писанное Аббатом Селисом под именем Дюбоа, комнатного г. Вольтера служителя; переведено же оно мною с тем, чтобы доставить читателям российского слова любопытное сведение о некоторых сочинениях как г. Вольтера, так и многих других писателей, дабы через то оказать и ту пользу, чтобы многие имеющие великое пристрастие к сочинениям г. Вольтера и других, могли делать для них из себя выбор; ибо нет ничего опаснее, по моему мнению, как слепо верить умствованиям философа, ежели оные стремятся далее положенных пределов ограниченного нашего понятия, что, думаю, не редко случиться может, если читатель бывает ослеплен красноречием писателя; из чего следует, что чтение, какого бы рода оно ни было, не должно никогда быть соразлучно с размышлением. Благоразумный читатель и из дурного сочинения может извлечь нечто доброе, подобно пчеле, высасывающей мед из всякого растения.
Впрочем, так как из сочинений г. Вольтера на российский язык переведено весьма еще мало, то я обязуюсь почтенным любителям российского слова, если ничто мне не попрепятствует, перевести и издать некоторые такие места из его сочинений, кои подадут, может быть, лучшее мнение о сем знаменитом писателе нынешнего столетия".

Вольтер навсегда вошел в мировую культуру как философ, общественный деятель, величайший насмешник, духовный вождь целой эпохи. Человек времен абсолютизма, он смог оставаться внутренне свободным и сильным, за что дважды препровождался в Бастилию, изгонялся из Франции, а его сочинения, разящие пороки общества, не раз приговаривались к сожжению. Его исторические и философские драмы, такие как «Эдип», «Брут», «Смерть Цезаря», «Заира», шли на сценах европейских театров, а эпические и лирические поэмы и повести будоражили зрителей и читателей ассоциациями и гражданским пафосом. Его дерзостные выступления против церкви вообще, против фанатизма католиков, в частности (вспомните его знаменитое: «Раздавите гадину!»), его вольнодумство в вопросах политики и в борьбе с абсолютизмом, в отстаивании прав третьего сословия, его страстная полемика со своими противниками вызывали восторг у одних и резкое неприятие у других.
Вольтер - предтеча и покровитель энциклопедизма, изумительной популяризации завоеваний Мысли, начала начал -Просвещения. Всё, что выходило из-под его пера, было пронизано глубиной мысли, хорошо сдобрено «галльской солью», отличалось простотой и легкостью слога.
Не оказались в стороне от увлечения Вольтером и россияне. Они, посещая Париж, смотрели его пьесы в Комеди Франсез, читали «Философские письма», порой встречались с возмутителем спокойствия в салонах. В знакомстве с Вольтером состояли елизаветинские вельможи К. Разумовский и М. Воронцов. В Ферне гостил граф Шувалов, по предложению которого Вольтер написал «Историю Петра Великого» (высоко ценимую А. С. Пушкиным). В оживленной и долгой переписке с «фернейским мудрецом» состояла Екатерина II. «Вольтеру обязана я своим образованием», - признавалась бывшая немецкая принцесса. К нему обратилась молодая императрица за советом, как ей управлять огромной Россией.
Вольтерьянство, ассоциирующееся с вольнодумством, стало модным в светских кругах. Оно подтолкнуло к некоторому религиозному свободомыслию, насмешкам над отдельными сторонами жизни (вспомните произведения Фонвизина и басни Крылова). Молодые дворяне зачитывались ироничным «Кандидом», богохульной «Орлеанской девственницей» (которую Пушкин назвал «Катехизисом остроумия» и в развитие этого остроумия создал «Гавриилиаду»). Умы молодежи тревожили политические памфлеты и острые философские статьи Вольтера, например, такие как «Трактат о веротерпимости», «Всё о Боге», «Сон Платона», «О добре и зле, физическом и нравственном», «Любовь», «Прелюбодеяние» и т.д. Е. Баратынский и Н. Гнедич делали поэтические переводы великого француза.
Наследие Вольтера и сегодня представляет исторический интерес. Изучение библиотеки Вольтера, находящейся в фондах бывшей Публичной, а ныне Российской, библиотеки Петербурга, дало основание профессору А. Акимову выступить с интересной работой «Пометки Вольтера на страницах книг его библиотеки». Поражаешься всеохватности, глубине, оригинальности, порой язвительности взглядов философа.

Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.
Перевод с французского.