Книги
  • @
  • «»{}∼
Господин Гексоген
Бестселлер

Господин Гексоген

1 отзыв
4332604
296,7 руб.
Добавить в корзину
Рекомендуем также
Описание

В провале мерцала ядовитая пыль, плавала гарь, струился горчичный туман, как над взорванным реактором. Казалось, ножом, как из торта, была вырезана и унесена часть дома. На срезах, в коробках этажей, дико и обнаженно виднелись лишенные стен комнаты, висели ковры, покачивались над столами абажуры, в туалетах белели одинаковые унитазы. Со всех этажей, под разными углами, лилась и блестела вода. Двор был завален обломками, на которых сновали пожарные, били водяные дуги, пропадая и испаряясь в огне.

Сверкали повсюду фиолетовые мигалки, выли сирены, раздавались мегафонные крики, и сквозь дым медленно тянулась вверх выдвижная стрела крана. Мешаясь с треском огня, криками спасателей, завыванием сирен, во всем доме, и в окрестных домах, и под ночными деревьями, и по всем окрестностям раздавался неровный волнообразный вой и стенание, будто тысячи плакальщиц собрались и выли бесконечным, бессловесным хором ...

" Роман Александра Проханова "Господин Гексоген", возможно, — главное событие текущего литературного года. Блестящий текст этот между тем демонстрирует совсем не те свойства, что досужие, политизированные наблюдатели могли бы ему приписать. "Господин Гексоген" — на первый взгляд обыкновенный политический боевик с отставным генералом КГБ Белосельцевым в главной роли. Кремлевские интриги, конспирология и разведка на своих местах. Так, да не так — пользуясь типичными установками романов в мягких обложках, Проханов взламывает их канон, пишет очевидную литературу самым неочевидным, диким и чудесным манером ". Дмитрий Ольшанский, "Время MN"

" Через совписовскую и одновременно галлюцинаторную прозу Проханова неистовствует репрессированное политически, но притаившееся в языке, архитектуре, музыке имперское "советское": Красная площадь, тело Ленина, сталинские проспекты и высотки, песни Пахмутовой и возможность ловить бабочек на берегах Рио-Коко. Проханов - единственный сохранившийся у империи ретранслятор, способный текстуально передать эту мощь. Остроумный Проханов не боится дурного вкуса, если в нем есть сила: как в портрете Сталина, намалеванном на ракете стратегического назначения. Мясо насыщенного энергией и злобой романа - не метафоры, а казенные диалоги, антисемитские шуточки, идиллическая деревенщина, рассуждения о мистической символике Сталина, Жукова и Богородицы, дремучие полуфольклорные пассажи; именно таким и был этот дискурс, такой и была империя ". Лев Данилкин, "Афиша"

" Я вот что скажу: "Господин Гексоген" мне не нравится. Причем мне Проханов в качестве персонажа какого-то большого спектакля скорее интересен, чем неприятен. Некая пародия на Набокова со своими бабочками, да и аббревиатура названия его последней книги смотрится как аллюзия на "Лолиту".

А текст "Господина Гексогена" мне не нравится, потому как метафоры его хоть множественны, но неточны. Метафоры эти в большинстве рассыпаются, как карточные домики.

Мне не нравится этот текст, потому что он сводит трагедию к фарсу, гремят внутри него какие-то фельетонные погремушки, и нет там смерти, а только прокисший клюквенный сок ". Владимир Березин, "Ex libris"