Книги
  • @
  • «»{}∼
Большой беговой день

Большой беговой день

4483264
Добавить в корзину
Описание
Те, кто был молод в 60-е, хорошо помнят это имя. С `Хроники времен Виктора Подгурского`, по сути, началась молодежная литература периода `оттепели`. Потом были `Дым в глаза`, `Вечная командировка`, `История одной компании`. Их читали взахлеб, передавали друг другу, о них спорили… И вдруг наступила оглушительная тишина. Анатолий Гладилин уехал из страны. Тогда казалось – навсегда. Разумеется, писать он не перестал. Выходили в свет его новые книги, но для советского читателя они были совершенно недоступны.Да и старые, любимые, были изъяты из библиотек и уничтожены… Сегодня Гладилин возвращается к своим читателям. Его романы `ФССР` и `Большой беговой день`, вошедшие в сборник, - своеобразные сатирические антиутопии, `опрокинутые` в наше советское прошлое,когда на повестке дня стояли два вопроса: как совершить мировую революцию и… на какие, собственно, деньги ее совершать. С первым вопросом разобрались: план создания Республики (ФССР) был разработан. А для его материального обеспечения КГБ командировал в ту же Францию профессиональных игроков в беговой тотализатор, чтобы те добывали деньги на местных ипподромах…
В оформлении переплета использован фрагмент картины Э. Дега `На скачках`.В оформлении переплета использован фрагмент картины Э. Дега `На скачках`.

В 1981, когда роман, давший название книге, был только написан, острыми казались замечания о нем в духе "это совсем не про бега, это картина советской жизни". Теперь многочисленные политические отступления и экскурсы в историю кажутся утомительными, ненужными, банальными. Зато то, что "про бега" – характеристики завсегдатаев ипподрома, их жаргон и образ мысли, причины и виды болезненной страсти к игре – актуально и сейчас. Должно быть, это всегда будет актуальным.

"Я решил поехать в "Тати". На 75 франков я хотел купить свитер и носки, а Райке – колготки и кофточку. Женя нервно поглядывал на часы и идти со мной отказывался.

    - Женя, - догадался я, - не надо! Привези хоть что-нибудь в Москву!
Женя зашипел и побежал в метро. Я знал, что сегодня на парижском пригородном ипподроме Энгиен беговой день. Женя вернулся поздно вечером злой как черт. Я не стал ни о чем его расспрашивать".