Книги
  • @
  • «»{}∼
Кузя, Мишка, Верочка и другие ничейные дети

Кузя, Мишка, Верочка и другие ничейные дети

6121311
Добавить в корзину
Рекомендуем также
Описание
"Книги пишут из разных побуждений. Писатели профессиональные пишут свои книги, потому что это их профессия, они умеют построить сюжет, придумать героев, заставить их проживать интересную или страшную, но в любом случае увлекательную для читателей жизнь. Писатели получают гонорары, славу, известность, иногда премии. Есть такая категория книг, которые написаны людьми непрофессиональными, без надежд на славу, богатство или успех. Эти книги - одна из этих книг у вас в руках - написаны людьми, которые не могут молчать.
Лев Николаевич Толстой написал в 1908 году статью с протестом против смертной казни. Она так и называлась - "Не могу молчать!" В России никогда не переводились люди, которые пишут свои статьи и книги именно по той причине, что не могут молчать.
На этот раз молчание нарушила Татьяна Губина. Она собрала несколько историй про детей, которых забирали из детского дома - усыновляли или брали на патронатное воспитание. Это, собственно, истории семей, которые приняли на воспитание ребенка, порой очень трудного и запущенного, и ребенок становился членом новой семьи.
Процесс этот сложный и двухсторонний - и ребенок выправляется, и приемные родители, совершающие такой семейный подвиг, тоже меняются. Я не хочу сказать, что все приемные родители становятся святыми. Но, руку на сердце положив, скажу: некоторые - да! - становятся если не святыми, то чем-то иным, чем были до принятия в дом ребенка-сироты, часто - больного, всегда - несчастного и травмированного.
Мы живем в жестокой стране. В ней плохо сиротам, инвалидам, старикам, солдатам на срочной службе. Но всякий раз, когда сталкиваешься с Татьяной, автором этой книги, или с теми мужчинами и женщинами, о которых она пишет, понимаешь, что у нас есть надежда стать "нормальными" людьми!
Читайте эту книгу, пожалуйста! Она нужна всем нам, чтобы немного подняться над нашей печальной реальностью и сделать ее другой."

Людмила Улицкая